Понедельник, 19 октября 2020 20:55

К юбилею Борисова Евгения Ивановича

Борисов Евгений Иванович.

(24.10.1954 -09.03.2004)

 

   


 

Баянист, дирижер, создатель и первый художественный руководитель Алтайского государственного оркестра русских народных инструментов Сибирь, музыкальныйи общественный деятель. Заслуженный артист РФ (1995). Заслуженный деятель РМО (1999).

    Родился в городе Прокопьевске Кемеровской области. В 1965-1970 учился в Кемеровском музыкальном училище, 1975 окончил НГК по классу баяна (проф. Г. Черничка) и по классу дирижирования (В. Кузнецов), 1978 – аспирантуру по классу баяна (Г. Черничка). На кафедре народных инструментах в консерватории вёл класс дирижирования в НГК (1984-1985).

    Педагогическая и творческая деятельность Е. Борисова в Барнауле в 1975 г. в АГИИК (1975-1980). Здесь он работал в качестве преподавателя и заведующего кафедрой русских народных инструментов. С 1980 по 1990 был заведующим отделением и руководителем оркестра русских народных инструментов в барнаульском музыкальном училище. Проявил себя как высокопрофессиональный и эрудированный педагог, музыкант, прекрасный организатор оркестрового класса. По его инициативе был организован филармонический абонемент «Звучат народные инструменты», создан фольклорно-инструментальный ансамбль «Русь»,в котором впервые на Алтае в концертной практике появились жалейки, брёлки, владимирские рожки и другие традиционные русские народные инструменты.

    Руководимый Е. Борисовым (с 1980 г.) оркестр БМУ стал лауреатом городских, краевых фестивалей, участвовал в абонементах Алтайской краевой филармонии, выступал в концерте выездного пленума Сибирского отделения Союза композиторов СССР, а в 1988 занял 1-е место на конкурсе в.Новосибирске, активно пропагандируя музыку алтайских и сибирских композиторов.

    В качестве приглашенного дирижера Борисов выступал с концертными программами симфонического оркестра Алтайской краевой филармонии (произведения Н. Римского-Корсакова, А. Бородина, М. Мусоргского, Р. Щедрина, И. Дунаевского), работал по приглашению с оркестрами Новосибирска, Красноярска.

    Главным делом для Е. Борисова стало создание оркестра «Сибирь»(с 1982 –любительский, с 1990 г. – профессиональный государственный коллектив), которым он руководил более 20 лет. Как художественный руководитель и главный дирижер Борисов гастролировал с оркестром в городах России, Бельгии и Люксембурге.

Созданный им оркестр, уникальное явление, которому доступны практически всех, жанры, направления мировой музыкальной классики и современности.

    По инициативе Е. Борисова впервые русским оркестром были исполнены симфонические партитуры, в том числе кантата С. Прокофьева «Александр Невский», кантата К. Орфа «Кармина Бурана», «Весна священная» И. Стравинского и др.  

    Творческими партнёрами Е. Борисова и оркестра «Сибирь» были выдающиеся солисты и коллективы России: А. Днишев, З. Соткилава, А. Стрельченко, А. Цыганков, Уральское трио баянистов, Камерный хор Новосибирской филармонии, хор Новосибирского театраоперы и балета, балетные труппы из Екатеринбурга, солисты и коллективы Алтайского края.

    Под руководством Е. Борисова оркестр «Сибирь» стал лауреатом премии Демидовского фонда Алтайского края (1996), лауреатом премии Алтайского края в области литературы, искусства, архитектуры и народного творчества за концертные программы (1998). Е. Борисов являлся инициатором и организатором его фестиваля-конкурса ансамблей иоркестров русских народных инструментов «Звени, струна!», Сибирского регионального фестиваля «Фестиваль- Транзит. Русский оркестр. Традиции и новаторство» (2002), был постоянным членом жюри краевых и городских фестивалей, смотров-конкурсов народных талантов. Активно работал с подшефными ДМШ и самодельными оркестрами русских народных инструментов.

Преподавал на кафедре мировой художественной культуры АлтГТУ.

    Удостоен звания почетного профессора АлтГТУ (1999), награжден медалью имени А. В. Анохина Петровской Академии Наук и искусств «За лучшее музыкальное исполнение» (2000), медалью «за особый вклад в развитие Кузбасса 3 степени»(2002). Удостоен записи в книгу почета «За большой личный вклад в сохранение и развитие классических традиций исполнительского искусства» (2004).

 

С 2006 года оркестр Сибирь носит имя своего создателя Евгения Борисова.

 

 

    24 октября Евгению Ивановичу Борисову исполнилось бы 70 лет.

 

Чем далее от нас уходит время, когда он жил, созидал, горел и воспламенял нас всех - и артистов оркестров, и партнеров по сцене, и, конечно, слушателей – тем более зреет убеждение, что мы не имеем права забывать то, чем так щедро одарил нас этот человек.

 

 

Приводимые ниже высказывания Евгения Ивановича собраны из его интервью разных лет, из личных бесед. Эту подборку мы назвали

СЛОВО МАСТЕРА

 

Надеемся, что это слово будет добрым напоминанием ветеранам оркестра, поклонникам Борисова и его оркестра о выдающихся достижениях. Молодым же музыкантам и новым слушателям – даст пищу для размышлений о роли и значении, миссии музыки, музыкантов в современном мире.

 - «Есть мнение, что без музыки можно прожить. Я считаю, что без воды и хлеба человек может прожить. А вот без музыки, которая возвращает к себе, прожить невозможно. Это космос, бездна разнообразия и содержательности».

 - «О музыке словами говорить бесполезно. Музыка - такая вещь, которую объяснить невозможно. Когда она трогает душу, то называется музыкой, а, когда не трогает – фоном. Мы стараемся, чтобы на наших концертах было меньше фона и больше музыки.

 - «Есть так называемая «белая» музыка. Она неназойлива, нежна. Она может звучать, доставлять удовольствие. Но не трогает вас по-настоящему. Мне нравится другая музыка. Торжествующая, что ли. Превосходящая саму себя, врывающаяся в нас и остающаяся после того, как уже умолкла».

 - «Мы стараемся играть ту музыку, которая трогает нас, музыкантов… Шнитке, например. Назвать это музыкой в обычном понимании трудно. На одной из последних репетиций я понял, что это состояние русской души. Это заставляет горбиться, рыдать, умирать. Представляете, когда звучит легкая полька, и вдруг в нее вплетается траурный вальс, ломает ее и превращает в хаос. Это – содержание души».

 - «Бывает так, что мы берем музыку заведомо сложную, заведомо непопулярную – с одной целью, чтобы эту музыку узнали, услышали, полюбили как можно больше людей. Но мы не ставим цель дойти до каждого, затащить в зал каждого. Нет. Вообще разные ставим задачи в каждом концерте. Но смысл один: как можно больше людей должны полюбить музыку в исполнении русского народного оркестра».

 - «Конечно, концерт – с его праздничностью, яркостью и силой переживаний – это уже результат, который предстает перед публикой как бы парадной стороной дела. То, что вы видите на сцене в концертах, это маленькая вершина айсберга. Ведь до этого идут бесконечно трудные, изнуряющие, а может быть испепеляющие репетиции».

 - «Я пытаюсь на репетициях преодолеть не только самого себя, но и их самих. Найти им новые горизонты их свершений. Естественно, не каждый может меня сразу понять, откликнуться, пойти навстречу мне. И требуется большой, я бы сказал даже непопулярный труд, метод, чтобы сопротивление каждого из нас – преодолеть».

 - «Когда я на сцене, никогда не знаю, что будет со мной. Выхожу не дирижировать (я даже дирижировать-то не умею по большому счету) – выхожу на сцену к родным, к соратникам…Творить то, что там, за нотами, спрятано. Ноточки – они ведь ничего не выражают, а вот за нотами спрятан смысл. И мы его стараемся донести до слушателя.

Какими жестами? Какими тактами? Какой позой? Мимикой? Я об этом даже не знаю».

 - «Сколько себя помню, всегда работаю над тем, как бы себя на сцене укротить. И не получается. Потому что музыка, она трогает за самую сердцевиночку.

Когда я пытаюсь остаться равнодушным и вести оркестр палочкой по времени, я смотрю, как музыканты на глазах тают, становятся не самими собой. Стоит мне вникнуть - как они расцветают, зал начинает нам верить…»

 - «Другие работают как? Ставят ноты, озвучивают ноты   идут на концерт. И считается это нормой.

Я прошу всегда наших музыкантов привнести во все ноты свое отношение. И пока они не созреют в этом своем отношении, я на сцену не выйду. Мне стыдно.

Мне стыдно выходить играть ноты. Я должен выйти с МУЗЫКОЙ, которая у вас в сердце звучит, созвучная моей музыке внутри меня. Тогда начинаем быть коллегами на сцене. И так во всем».

 - «Но если не мечтать, то как стремиться к совершенству?».

 

 - «А кто задумывается о том, что музыкантов для русского оркестра не готовят, а если и готовят, на Алтае, то не в полном объеме, в каком-то таком, еще зачаточном состоянии …

Кто задумывается о том, что нет музыкантам, которых надо пригласить, чтобы имидж края был выше, чтобы оркестр звучал лучше, чем в других регионах - ни квартир, ни зарплат, ни инструментов…

Кто об этом задумывается?   И получается -   все как бы, все   хорошо…

Оно хорошо тогда, когда нет сравнения. Как только сравнение   появляется, так появляется куча проблем…

И вот Владимир Поликарпович Гусев - (это мой шеф по Новосибирской консерватории, там, где я с большим желанием учился) говорит:

«Женя, я думал, что Меккой русского народного творчества, конечно, является Новосибирск и наш оркестр во главе… После того, как вы у нас побывали, я это мнение изменил. Конечно, сегодня самая интересная музыка звучит в Барнауле».

«Это при том, что у нас ни консерватории, ни…»

В этой подборке высказываний Мастера прервёмся, как прервалась на взлете и жизнь Евгения Ивановича Борисова. Но дело его, заветы его, дух его и память о нем – неизбывны. Выражаем надежду, что у оркестра «Сибирь», созданного и выпестованного Мастером, впереди будет немало новых достижений.

Я не смог молча пройти мимо приближающегося юбилея Евгения Ивановича и поделился своими мыслями.

Виртуальный привет оркестру.

Дорогие друзья, коллеги, соратники! Приближается дата, которая не может стать просто перевернутым листком календаря. Ровно 20 лет назад, когда мы вместе отмечали полувековой юбилей Евгения Ивановича Борисова, казалось, что впереди еще будет немало славных дат. Но неумолимая судьба вмешалась спустя каких-то три с небольшим года. Тем мартовским днём, когда мы все в миг осиротели, было сразу невозможно осознать масштаб того, что потеряно. Теперь это сделать уже гораздо легче...

Нам выпала в жизни огромная удача быть современниками Борисова, видевшими и слышавшими его по ту сторону рампы. Мы имели счастье в течение многих лет (кто больше, а кто меньше) ежедневно работать с ним. Хотя слово «работать» не совсем подходит к тому, чем мы занимались. Я бы назвал это «восторженным и мучительным приближением к звуковому идеалу». Оркестр «Сибирь» был не просто местом совместного музицирования. Он поглощал нас целиком. То, с какой глубиной шло погружение в любой по жанру материал, как бескомпромиссно отсекалось многое лишнее, мешавшее достижению цели, – это далеко не всё, что заметно отличало наш коллектив. Совместное участие в фестивалях рядом с другими оркестрами иногда наглядно эту разницу демонстрировало. Достаточно было только увидеть степень «выжатости» артистов после выступлений. Неистовые аплодисменты, слёзы, цветы были постоянной наградой за это горение (на триумфальных гастролях «Сибири» в Западную Европу по окончании некоторых выступлений оркестр выслушивал полноценное отделение аплодисментов). Евгений Иванович неизменно сжигал себя на рядовых репетициях и невозможно было этим не заразиться. А на концертах начиналась волшебная импровизация, каждый раз всё по-разному и будто бы в первый раз.

Русский оркестр традиционно плавающий в репертуаром озере народной музыки с вкраплениями классической, вдруг оказался в бушующем море наедине с «Кармен-сюитой" Бизе-Щедрина, «Весной священной» Стравинского, « Александром Невским» Прокофьева, «Гоголь сюитой» Шнитке, джазом и многим другим.

Открывать новые горизонты, быть первыми и лучшими – невероятно амбициозная задача в условиях бедной материально провинции, да еще и в такой непростой период отечественной истории. Но она успешно решалась к удивлению многих столичных деятелей... Оркестр «Сибирь», теперь носящий имя своего создателя и обретший наконец достойный дом – современный концертный зал, имеет все возможности творить и нести людям бесценные сокровища мировой музыки, развивая и умножая то, что заложил в нём гений земли сибирской Евгений Иванович Борисов.

Сергей Кузнецов.

Прочитано 100 раз
Наверх